Теодор Драйзер. Американская трагедия. Книга 2

Раздел: Аудиокниги

Теодор Драйзер. Американская трагедия. Книга 2

 

- Счас­тье при­хо­дит к тому, кто умеет ждать.

- Да, конеч­но, толь­ко смот­ри, не про­сиди всю жизнь в зале ожи­да­ния.


 

Драйзер писал об истории, положенной в основу своего романа:

 

“Я долго раздумывал над этим происшествием, ибо мне казалось, что оно не только отражает все стороны нашей национальной жизни — политику, общество, религию, бизнес, секс,— это была история, столь обычная для любого парня, выросшего в небольшом городе Америки. Это была исключительно правдивая история о том, что жизнь делает с личностью и как бессильна личность перед ней”

 

Клайд Гриффитс, чудом избежав преследования в Канзас-Сити, оказывается в Ликурге, где, пользуясь расположением своего дяди, не только получает руководящую должность на фабрике, но и входит в светское общество, и находит свою любовь. Казалось бы, что еще нужно для счастья?

 

История молодого человека из низов, который так хотел роскошной жизни и богатства, что оказался способен заплатить за это сколь угодно высокую цену, не перестает будоражить воображение, душу и мысль на протяжении вот уже (скоро) века, с каждым поколением становясь все более и более актуальной.

 

“Американская трагедия” – основанная на реальных событиях криминально-судебная история, психологическая драма и одновременно суровая отповедь «американской мечте» – стала самым известным романом Теодора Драйзера и сюжетной основой нескольких художественных фильмов: от классических голливудских киноверсий Джозефа фон Штернберга (1931) и Джорджа Стивенса (1951) до вольной интерпретации в “Матч-пойнте” (2005) Вуди Аллена.

 

“Если вы еще не читали эту книгу, обязательно прочитайте. Ведь почти век, прошедший после написания книги, ничего не изменил ни в Америке, ни в других странах.

Америка. Начало двадцатого века. Капитализм. Социальное неравенство. Трагедия... Вам не кажется, что если Америку заменить на Россию, а век двадцатый на двадцать первый, это отразит нынешнюю действительность? Наверно, именно поэтому, классика вечна”

(Анна Григоренко)


 


Издательство: Студия озвучания «Глагол», 2017 г.

Перевод: Нора Галь

Чтец: Дмитрий Оргин

Корректор: Любовь Германовна Каретникова